2 янв. 2012 г.

Бабель: беззакатный рассвет


Приключения многих книг неотделимы от приключений их авторов. Хотя в случае Бабелевского "Заката" можно говорить скорее о злоключениях, чем о приключениях; арест, ранняя смерть и годы забвения - вот судьба Исаака Эммануиловича Бабеля и написанной им в конце 20-х годов пьесы "Закат".

Даже после его реабилитации в 60-х, произведения Бабеля печатались маленькими тиражами, а пьесы "лежали на полке". Но в 1987 году по пьесе «Закат» композитор Журбин написал мюзикл на либретто Асара Эппеля; в США он шёл под названием «How It Was Done in Odessa» (Как это делалось в Одессе).

Вслед за мюзиклом вышла его блистательная экранизация - "Биндюжник и Король" режиссёра Владимира Аленикова (1989 год). В фильме снялись Армен Джигарханян,  Максим Леонидов, Андрей Ургант, Татьяна Васильева, Роман Карцев, Ирина Розанова, Зиновий Гердт и Евгений Евстигнеев. На следующий год вышел «Закат» — фильм-фантазия режиссёра Александра Зельдовича; в нём снимались Рамаз Чхиквадзе, Виктор Гвоздицкий, Зиновий Корогодский, Марина Майко, Ольга Волкова.

Но, как это ни странно, я познакомилась с мюзиклом Журбина гораздо раньше - летом 1987 года, когда по дороге в тогда ещё единую Чехословакию на один день проездом оказалась в Москве. В предвкушении путешествия мы с Кариной по часам расписали свой график: прогулка по Красной площади, променад по Тверской, визит на ВДНХ, парк Горького, вечер на Старом Арбате... На родственные звонки и визиты было решено не отвлекаться: всё равно мне предстояло зависнуть у тёти на месяц - на обратном пути, а Карина решила и вовсе не заморачиваться.

- У меня в Москве живёт двоюродный брат, Карен, ооооочень хороший мальчик, студент ГИТИС-а, - с гордостью пояснила она. - Но я даже звонить ему не буду - всё равно встретиться не успеем.

На том и порешили. Двигаясь строго по установленному расписанию, мы в семь утра прибыли на Красную площадь, зафиксировались на фото у Кремлёвской стены, приняли посильное участие в гуляниях выпускников. Дождавшись открытия госучреждений, отдали должное Музе Истории, посетив Исторический музей, и Богу Торговли, проинспектировав ГУМ. Мимо гостиницы "Москва" прошествовали на Тверскую, приятно пообедали в кафе пирожными и уже  направились к "Маяковке", как вдруг...

Дело было в аккурат неподалёку от каменного Маяковского. Мы плыли по направлению к входу в метро, а навстречу нам, явно торопясь, спешили два молодых человека - один маленький и тёмненький, а второй - длинный и блондинистый. Ещё издали маленький и тёмненький как-то странно на нас уставился, а уж когда мы поровнялись, началось нечто абсолютно невообразимое, о чём каменный Маяковский, наверное, до сих пор вспоминает с внутренним содроганием: сначала низенький молодой человек, а за ним - и моя Карина, пустились исполнять какой-то странный шаманский танец. Молодой человек подпрыгивал, всплёскивая руками, и кричал: "Да, да, да!", а Карина крутилась на месте, восклицая - "Нет, нет, нет!".

Мы с блондином стояли рядом, как вкопанные, с разинутыми ртами. Не знаю, что думал он, а я вот с ужасом воображала себе предстоящие объяснения с Кариниными родителями по поводу её внезапной душевной болезни. Между тем объяснялось всё невероятно, но просто: это и был тот самый Каринин двоюродный брат, с которым мы внезапно и незапланировано столкнулись посреди многомиллионной Москвы. Его "Да, да, да" означало: "Да, это я, я понимаю, насколько это невероятно, но я ужасно спешу", а каринино "Нет, нет, нет" - банальное "Нет, этого просто не может быть!".

После пяти минут бурных восточных проявлений чувств нежные родственники, наконец, успокоились, и выяснилось вот что: через час у Карена - сдача курсовой творческой работы; а так как он учился на отделении музыкального театра, то его курсовая работа - это музыкальный сектакль, который состоится в помещении ДК табачной фабрики, расположенной неподалёку от Маяковки. Да, вы правильно поняли - студенты ГИТИС-а ставили "Закат".

Роль Менделя Крика, желавшего сделать из ночи день, играл руководитель курса; каринин брат - Арье-Лейба, в остальных ролях были тоже заняты студенты, все невероятно молодые, загримированные в стариков и бандитов с Молдованки. Именно там я впервые услышала потрясающее танго - "Летела пуля"... И песенку Маруси...




Пусть меня простит Максим Леонидов - он и в подмётки не годится тому Бене, которого я увидела на сцене ДК табачной фабрики! Мы хлопали так, что заболели ладони; потом побежали прощаться за кулисы... Нас ждали вечерний Арбат и поезд Москва-Вена, а ребят - шумная вечеринка по поводу сдачи курсовой.

Наверное, именно поэтому "Закат", несмотря на всю свою трагичность, окрашен для меня в яркие тона. До сих пор...

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Rambler's Top100