13 июн. 2010 г.

Звезда и смерть Хоакина Мурьеты: роковая история



В начале было Слово. Слово о Хоакине Мурьете, разбойнике, подло убитом в Калифорнии 23 июля 1853 года. Его записал американский журналист Джон Роллин Ридж - в 1854 году он опубликовал повесть "The Life and Adventures of Joaquin Murieta, the Celebrated California Bandit".

Уже в 1919 году один из самых первых и влиятельных мастеров американского кино, Дэвид Гриффит, снял немой вестерн "Scarlet Days".

В 1932 году вышла книга Уолтера Ноубла Бёрнса "The Robin Hood of El Dorado.The Saga of Joaquin Murrieta, famous outlaw of California's Age of Gold".

В 1936 году был сделан новый фильм с Уорнером Бакстером в главной роли, и ещё две картины - 1938 и 1965 годов. В 1969 году компания "ХХ Cеntury Fox" сделала последний (и первый цветной) фильм о Хоакине — "Joaquin Murieta... a legend written in blood!".

Но поэтическое Слово записал Пабло Неруда (Рикардо Элиэсер Нефтали Рейес Басоальто), родившийся 12 июля 1904 года — чилийский поэт, дипломат и политический деятель, сенатор республики Чили, член Центрального комитета Коммунистической партии Чили, лауреат Международной Сталинской премии «За укрепление мира между народами (1953) и Нобелевской премии по литературе (1971).

Это было слово Поэта; но легенда о разбойнике Хоакине Мурьете, как вы видите, существовала ещё со времён Золотой лихорадки.

25 июля 1853 года группа рейнджеров привезла губернатору Калифорнии Джону Биглеру голову Хоакина Мурьеты, и потребовала свое законное вознаграждение в 6 тысяч долларов. Властям было жаль расставаться с деньгами, они долго пытались удостовериться в том, что эта голова действительно принадлежит печально известному налетчику, но деньги им всё же пришлось заплатить.

Дело в том, что про Хоакина было достоверно неизвестно практически ничего, кроме того, что он считался самым свирепым и неуловимым налётчиком. Одни его считали мексиканцем, другие - чилийцем. Кому-то он представлялся калифорнийским Робин Гудом, а кому-то - настоящим зверем, которым овладела мания убийства.

Так или иначе, охотники за головами убили Мурьету и его ближайшего подельника Мануэля Гарсия (Трёхпалого). Его руку и голову Мурьеты рейнджеры представили губернатору.

Так кончается история самого знаменитого бандита Калифорнии... И так начинается поэма, а точнее - драматическая кантата Неруды "Fulgor y muerte de Joaquín Murieta" ("Сияние и смерть Хоакина Мурьеты").

В «Слове к читателю» Неруда пишет о том, что Хоакин - чилиец, а в «Слове к режиссеру» говорит, что «произведение это трагическое, но помимо всего прочего написано отчасти и в шутку. Вещь эта одинаково тяготеет и к мелодраме, и к опере, и к пантомиме».

Сюжетная канва поэмы-кантаты проста. В стремлении на скорую руку разбогатеть Мурьета в пору «золотой лихорадки» отправляется в далекую Калифорнию, во время плавания на корабле венчается с полюбившейся ему Тересой, по прибытии в Сан-Франциско дает отпор местным «рейнджерам»; те насилуют и убивают Тересу.

Мурьета начинает им мстить, грабит почтовые дилижансы, раздает деньги беднякам, попадает в засаду и погибает.


Драматическая кантата «Сияние и смерть Хоакина Мурьеты» впервые была поставлена 14 октября 1967 г. в Университетском театре в Сантьяго режиссером П.Ортоусом с музыкой Серхио Ортеги. В 1971 году в СССР в журнале "Иностранная литература" опубликовали её перевод, выполненный Павлом Грушко.

Так кончилась история кантаты... И началась история рок-оперы!



Между тем на родине Неруды, в Чили, произошёл военный переворот Пиночета. Поэт умер. Лучшим вариантом отклика на оба этих трагических события стала рок-опера Рыбникова, написанная на либретто Грушко по мотивам кантаты; так сказать, наш собственный "Иисус Христос — суперзвезда".

"Я решил делать "Звезду и смерть..." как симфо-рок, сочетание большой симфонической формы и рок-ритмов. Прежде чем спектакль был поставлен в театре, я для себя записал и смонтировал ее примерно в том варианте, который был выпущен на фирме "Мелодия", - рассказывал Рыбников. Главные партии в аудио-версии спели "два кита" закадрового вокала - Геннадий Трофимов и Жанна Рождественская.

Казалось бы - политический заказ чистой воды. Всё выдержанно от и до: хорошие чилийцы и плохие американцы. И толстый намёк на тонкие обстоятельства, точнее, на токий ручеёк эмиграции, который не мелел, а всё крепчал: мол, вот что в вашей Америке вожделенной с эмигрантами делают!

Но спектакль, который решил Марк Захаров поставить по рок-опере, запретили, и его долго переделывали и калечили, пока в мае 1976 года не состоялась, наконец, премьера спектакля театра имени Ленинского Комсомола. Одиннадцать раз политкорректый спектакль не принимался, а вот "америколюбивую", напичканную церковными песнопениями рок-оперу Юнона и Авось - приняли с первого раза! Мистика...

 Лично мне кажется, что дело в эмоциональном заряде; он не просто отрицательный, а очень тяжёлый. Трагическая история Хоакина, помноженная на стихи Неруды и музыку Рыбникова, стала невероятно мрачной. Некоторая вторичность рок-оперы бросается в глаза, но "Иисус Христос - суперзвезда" не так тяжёл.

Главные роли в спектакле Ленкома исполнили Александр Абдулов (Хоакин), Любовь Матюшина (Тереса) и Николай Караченцов (Смерть и Глава Рейнджеров); постановка пользовалась сумасшедшим успехом... но продержалась только семнадцать сезонов, в то время, как "Юнона" идёт без передышки почти 30 - только составы меняются.

До большого советского экрана Хоакин добрался в 1983 году, когда режиссером Владимиром Грамматиковым был поставлен полнометражный фильм с Андреем Харитоновым, Алёной Беляк и Александром Филиппенко в главных ролях. Фильм оказался провальным.



Сейчас, когда мы знаем, что бывает хуже, он смотрится по-другому; но тогда он нас здорово разочаровал. Алёна Беляк была никакая, её облик совершенно не соответствовал громовому вокалу Рождественнской; наш любимец Харитонов, отличившийся в "Оводе", на этот раз тоже не сиял.

Все арии Хоакина - очень сложные; в результате у нас пользовались популярностью только "В школе с детства нас учили", и ария Звезды, которую, впрочем, тоже без поллитра не споёшь. Таких народных хитов, как "Я тебя никогда не забуду", и "Белый шиповник", в этой рок-опере нет.






 В истории Калифорнийского Робин Гуда и в самом деле есть что-то роковое. Жаль, что не осталось телеверсии Ленкомовского спектакля! Однако автор рок-оперы, композитор Рыбников, решил возродить "Хоакина". Новую постановку я не видела, но приключения книги "The Life and Adventures of Joaquin Murieta, the Celebrated California Bandit" продолжаются!



Как видите, арию Хоакина в этом варианте исполнил Дмитрий Колдун; но сейчас, кажется, Рыбников нашёл другого исполнителя.



3 коммент.:

Отправить комментарий

 
Rambler's Top100