1 дек. 2015 г.

Как это было: первый раз у озера

Как это было.

Тяпнув второй стакан коктейля из водки с Фантой, Ира бодро предложила:

- А давайте пойдём гулять! Лариса (позднее мы неоднократно склоняли это имя по всем падежам... впрочем, преобладали винительный, родительный и дательный) говорила мне, что можно обойти всё озеро по очень удобной тропинке! Там очень красиво, в озеро втекают целых шесть ручьёв... Идешь себе, тут присядешь, там приляжешь, фотографируешь, отдыхаешь...


Фанта с водкой, как и неведомая Лариса, оказались плохими советчиками. Но, как говорится в дешёвых детективных романах, мы забегаем вперёд!


Вооружившись телефонами (а я ещё повесила на шею тяжеленный Никон) мы пустились в путь бодрой трусцой. Природа была в великолепии в полном согласии с классиком. Я фиксировала всякие былинки, травинки, тростники, папоротники и прочих представителей местной флоры. С фауной не задалось: за всю дорогу нам попались только живые лягушки, не желающие вступать в контакт, и одна дохлая черепаха.

Пройдя первую треть пути по пологому заболоченному берегу, мы миновали Аллу и Машу, разложивших пышные телеса на июньском солнце, и только тут поняли, что не взяли с собой ни грамма воды. В лучших традициях бухгалтера Феллини и Уго Фантоцци мы принялись упрекать друг друга в забывчивости (к счастью, до религиозно-мистических галлюцинаций дело не дошло). Возвращаться уже не хотелось, тем более, что мы уже добрели до первого ручья.

Утопив в грязи пару тапок, мы не потеряли энтузиазма и отправились на поиски остальных пяти. Вместо долгожданных ручьёв мы набрели на поляну с туристами-палаточниками. Торная дорога вела куда-то в сторону от озера, и мы отказались от неё с презрением и недоверием, приступив к штурму берегового склона, который становился всё круче и круче. Распевая песни про то, что нужно парня в горы тянуть, рискнуть, и не бросать одного, его, мы с упорством горных козлиц карабкались по корням и веткам, присыпанным скользкими опавшими листьями.

На каком-то этапе оказалось, что склон стал практически вертикальным и двигаться по нему нет больше никакой возможности. Беда только в том, что и вернуться мы тоже не могли. Ира сидела на корточках, мотая головой и шёпотом вспоминая Ларису. Я стояла, балансируя на одной ноге и мысленно составляла собственный некролог. Первой сдалась Лина. Она поползла по склону на спине, головой вниз, исполненная достоинства, величественная, как тонущий Титаник, и выражение её лица говорило: "Кому должна, всех прощаю". За ней последовала Гюля, которая и так большую часть пути проделала на четвереньках. Она ползла совсем не эффектно, на пузе, ногами вперед и истерически хохоча.

Снизу, с крошечной поляны, за нами с тревожным интересом наблюдали туристы-палаточники, только что приступившие к обжарке шашлыков. Они поняли, что четыре чокнутые тётки сейчас скатятся прямиком на их головы и их шашлыки. К счастью, там оказалось достаточно физически подготовленных особей мужского пола, которые сумели вползти наверх, остановить наше неконтролируемое падение, придать нам вертикальное положение и с помощью различных подручных средств переправить в более безопасное место.

Когда корни, ветки листья сменились твёрдой почвой, и впереди показалась грунтовая дорога к мосту, мы хриплым хором объявили, что являемся чемпионами мира... Надеюсь, Фредди простит нас за этот немузыкальный вой. Вашему вниманию предлагается финальное фото нашего анабазиса - как раз в момент гимна победителей. Напоследок скажу, что та самая Лариса была права. Идти нам приходилось очень мало - мы в основном передвигались на четвереньках или на пятой точке. А вот оставшиеся пять ручьёв я оставляю на её совести!

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Rambler's Top100