24 мар. 2013 г.

Сэр Генри Морган


Генри Моргана нельзя назвать самым выдающимся пиратом всех времен и народов, но его жизнь служит ярким примером карьеры исключительно удачливого морского разбойника, сделавшего поистине головокружительную карьеру. Он прошел путь от сына фермера среднего достатка до вице-губернатора Ямайки, от раба до рыцаря, от командующего большой пиратской флотилией до непримиримого борца с пиратством.


Генри родился в 1635 г. в Уэльсе, то ли в местечке с труднопроизносимым названием Лланримни, то ли в Пенкарне. Как он попал на Барбадос, доподлинно неизвестно: возможно был похищен, а может быть, нанялся юнгой на торговое судно. Но вероятнее всего, парень решил отправиться в Америку на поиски приключений. И угодил в рабство - возможно ему пришлось в течение нескольких лет каторжным трудом отрабатывать «плату за проезд». Сам Морган впоследствии все отрицал, говоря: «Никогда не был ни у кого в услужении, а лишь на службе у его величества».

Как бы то ни было, но вполне свободный человек Генри Морган в 1658 г. оказался на Ямайке. Этот остров оказался в английских руках совершенно случайно. В 1654 г. Оливер Кромвель направил большой флот в Вест-Индию для захвата острова Эспаньола, в ту пору находившегося под испанским владычеством. 31 марта 1655 г. корабли с войсками на борту отплыли с Барбадоса в сторону Эспаньолы. Однако нападение не увенчалось успехом: англичане не смогли справиться с испанским гарнизоном. Но английские капитаны не пожелали возвращаться на родину «с пустыми руками», и объект для нападения вскоре нашелся - практически без сопротивления была захвачена тоже принадлежавшая испанцам Ямайка.

Вскоре там появился крупный невольничий рынок, а также обосновались всевозможные «лихие люди», которым без разбора выдавались каперские патенты. В 1664 г. губернатором острова был назначен сэр Томас Модифорд. Поэтому прежняя жизнь на Ямайке про¬должалась и остров так и остался «пиратским Вавилоном». Примкнувший к пиратам Морган за несколько лет сумел скопить небольшой капитал, а главное - получить известность как смелый и удачливый человек. В 1666 г. он стал командиром корабля, принявшего участие в неудачном нападении эскадры пиратского капитана Эдварда Мэнсфилда на принадлежавший испанцам остров Кюрасао.

Инициатором этой экспедиции был именно губернатор Модифорд. После гибели Мэнсфилда, захваченного в плен и казненного испанцами, флибустьеры пришли к выводу, что удачливый молодой валлиец станет отличным командиром, и доверили ему командование всей флотилией. И Морган не подвел своих «боевых товарищей». Он организовал несколько успешных нападений на испанские города, включая Пуэрто-Принсипе (ныне - Камагуэй) на Кубе, а затем Пуэрто-Бельо на Панамском перешейке.

Захват последнего сопровождался множеством случаев проявления крайней жестокости, как в бою, так и в отношении местного населения. Испанское правительство впоследствии заявило английским властям протест. Официальный Лондон категорически отрицал свою осведомленность о действиях пиратов, однако сам Карл II был прекрасно информирован о ходе событий. Он также сознавал важность присутствия корсаров для защиты английской колонии.

В 1669 г. Морган, буквально «науськиваемый» Модифордом, решил не ограничиваться налетами на мелкие городки, а напасть на большой по колониальным меркам город Маракайбо, стоявший на берегу одноименной лагуны (озера). Пиратская флотилия из восьми судов (из которых пять были совсем небольшими) с экипажами в несколько сотен человек миновала оставленный гарнизоном форт у входа в лагуну и подошла к городу. Но он оказался покинут жителями.

Тогда пираты начали прочесывать его окрестности, где им удалось «наловить» немало пленников. За одних был получен выкуп, другие под пытками рассказали, где спрятаны ценности. В итоге людям Моргана досталась неплохая добыча, причем сами они не понесли никаких потерь. Но когда пираты направились к выходу в море, выяснилось, что там их поджидают галеоны испанского адмирала дона Алонсо дель Кампо-и-Эспиносы: 38-пушечная «Магдалена» (Magdalena), 20-пушечный «Сан Луис» (San Luis) и 14-пушечная «Маркеса» (Marquesa). В придачу испанцы вновь заняли покинутый ранее форт, где Морган по неизвестным причинам не стал оставлять свой гарнизон.

Адмирал предложил Моргану сделку: пираты отпускают всех пленников и возвращают все захваченное, а взамен их пропускают без боя. Испанцы слишком понадеялись на свое превосходство в силах, но Морган не стал подставлять свою флотилию под выстрелы вражеских пушек. Он приказал соорудить брандер из небольшого судна, поднять на нем свой флаг и направить с экипажем из 12 добровольцев к «Магдалене».

Дон Алонсо решил, что его флагман собираются взять на абордаж и даже обрадовался возможности проучить дерзких англичан. Но когда корабли сошлись борт о борт, брандер взорвался. Вслед за флагманом печальная участь постигла и два других галеона: один попытался спастись бегством, но при отходе выскочил на мель, другой пираты взяли на абордаж. Однако попытка атаковать форт закончилась неудачей - Моргану пришлось отступить. Но он вновь обманул испанцев: сделав вид, что собирается атаковать укрепление со стороны суши (для этого пираты имитировали доставку на берег большого числа людей, которые на самом деле при отходе просто прятались в лодках), вынудил противника развернуть большую часть пушек в том направлении.

После этого пиратская флотилия практически без противодействия вышла в море и с богатой добычей направилась восвояси. Осенью 1670 г. у Моргана созрел план очередного предприятия. Удачливому капитану оказалось не слишком сложно собрать под свое начало большие силы, и вскоре он располагал настоящим пиратским войском из 28 английских и восьми французских кораблей (не считая нескольких десятков каноэ) с экипажами, по различным данным, от 1800 до 2000 человек.

Флагманом этой «армады» являлся фрегат «Сэтисфэкшн» (Satisfaction), на борту которого 2 декабря состоялось совещание капитанов. Пиратские капитаны согласились с предложением напасть на город Панаму, и в январе 1671 г. флотилия отправилась в поход. Объект нападения располагался на Тихоокеанском побережье, поэтому до него было трудно добраться. Кроме того, оставшиеся на другой стороне 12 перешейка корабли не могли оказать десанту никакой поддержки, а для охраны флота требовалось оставить значительную часть людей.

Первый бой с испанцами произошел в устье реки Чагрес, где располагался форт Сан-Лоренцо. Его гарнизон, насчитывавший около 200 человек, отчаянно сопротивлялся, но был разгромлен. Теперь пиратская флотилия смогла подняться вверх по течению реки, однако значительную часть пути до Панамы пришлось преодолевать «на своих двоих», причем маршрут пролегал через джунгли, кишевшие опасными животными, ядовитыми змеями и, что оказалось самым страшным, всевозможными насекомыми.

В сухопутной части похода на Панаму участвовали 1200 пиратов. А испанцы сумели собрать довольно многочисленное воинство, включая большой отряд кавалерии. Однако выучка этой «армии» была явно не на высоте, к тому же в ее состав входило много индейцев, в бой вовсе не рвавшихся, а также вооруженных рабов. Придумали испанцы и, как им казалось, хитрый трюк. Когда пираты подошли к городу и приготовились атаковать, на них выпустили большое стадо полудиких быков. Но в итоге получилось совсем не так, как задумывалось: животные не причинили людям Моргана никакого урона, попробовавшая атаковать испанская кавалерия оказалась разгромлена.

Несмотря на это защитники города продолжали упорно обороняться, в результате в море благополучно вышли многие суда. На них успели погрузить церковные ценности, также Панаму покинули многие знатные 13 и состоятельные горожане. В городе же вспыхнул большой пожар. Кто был поджигателем, осталось неизвестно, но вряд ли это можно считать преступлением пиратов. Они как раз понесли от огненной стихии большие убытки, точнее лишились очень значительной части добычи. Впрочем, она и так оказалась немалой. Город обобрали и ограбили дочиста, причем пираты пытали пленных, стремясь узнать - не спрятаны ли где-нибудь еще сокровища?

А добычу погрузили на мулов, и вся пиратская армия отправилась в обратный путь, уводя с собой некоторое количество пленников и вынужденно поменявших хозяев негров-рабов. Закончилось же вес предприятие «разборкой» между победителями при дележе награбленного. Морган просто-напросто бросил большую часть своих людей и уплыл на Ямайку, где встретил самый теплый прием.

Испанское правительство пришло в ярость, а король Англии Карл II решил сделать вид, что губернатор Ямайки Модифорд и Морган устроили все вопреки его монаршей воле. «Злодеев» вызвали в Лондон, однако вскоре король сменил гнев на милость. В результате Морган (теперь уже рыцарь, сэр Генри) вернулся в Порт-Ройял вице-губернатором Ямайки с наказом... искоренить пиратство! Что он успешно, хотя и не сразу, осуществил (и даже приговорил к казни некоторых своих старых «подельников»). Умер Морган в 1688 г., а его останки были смыты в море при разрушении Порт-Ройяла.

Генри Моргана нельзя назвать самым выдающимся пиратом всех времен и народов, но его жизнь служит ярким примером карьеры исключительно удачливого морского разбойника, сделавшего поистине головокружительную карьеру. Он прошел путь от сына фермера среднего достатка до вице-губернатора Ямайки, от раба до рыцаря, от командующего большой пиратской флотилией до непримиримого борца с пиратством.

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Rambler's Top100