22 июл. 2012 г.

На ступенях Холодного дома



"Ночь Диккенса" состоялась у меня в ночь с 21 на 22 июля; до половины шестого утра я сидела перед экраном - смотрела "Холодный дом" в 15-ти сериях. Интересно, что когда я его скачивала, то не посмотрела на год выпуска мини-сериала (у нас это называлось "многосерийный фильм"), и решила, что скачиваю тот, что видела в 80-х (85-го года, режиссёр - Росс Девениш) с Бернардом Хептоном в роли "самовозгоревшегося" Крука и Питером Воном - Толкингхорном. Но скачала на самом деле новый сериал, 2005-года... О нём и расскажу.

Основное правило - если я перечитываю любимую книгу или пересматриваю экранизацию любимой книги, я должна непременно всплакнуть и взвизгнуть от восторга (на "Шерлоке", к примеру, я проделала и то, и другое... взвизгнула, когда Эндрю Скотт-Мориарти появился у бассейна, а ревела на титрах). Исключение составляет только Диккенс. Когда я читаю Диккенса или смотрю его экранизации, я запасаюсь мужниным носовым платком, который к концу просмотра (перечитывания) можно выжимать. Со стороны это выглядит довольно забавно, наверное - сидит такая тётка с клетчатым носовым платком, и то трубит в него, как слон в брачный период, то визжит от счастья, прочитав любимую цитату или увидев адекватное воплощение любимого героя на экране.

Дело в том, что плачу я довольно редко. То есть вообще не плачу. Но тот день, когда я не зарыдаю на сцене смерти Поля Домби, или сцене спасения Юджина Рэйберна, или сцене, когда парализованный сэр Дедлок посылает за своей женой, умоляя её найти и передать ей слова прощения - ну, значит, можно заворачиваться в простыню и ползти по направлению к ближайшему кладбищу, потому что настал конец света. Только Диккенс заставляет меня чувствовать себя живой... Уж почему - не знаю.

"Холодный дом" 2005 года вполне оправдал мои ожидания. Я и плакала, и смеялась, и взвизгивала от восторга (с 10 вечера до 6 утра). Но я начну с плохого - с того, что мне не понравилось. Не понравилось то, что (как всегда) за пределами сценария остались те, кого сочли "ненужными" - персонажи второго плана, составляющие настоящую славу Диккенса. От семейства Смоллуидов остались только дедушка и Джуди; семейство Джеллеби тоже представлено только вскользь. Хорошо хоть, эпизод с извлечением головы Пищика из решётки сохранили!

То, насколько ошиблась, убегая из дома, леди Дэдлок... Она так боялась разоблачения, считая, что для её пожилого мужа нет ничего дороже фамильной чести... Эта трагедия тоже прошла, что называется, краем. Истинная сила любви напыщенного старика-баронета к своей жене оказалась выше любых условностей; этот полукомический персонаж в последних главах превращается в настоящего героя. Тимоти Уэст смог бы сыграть в полную силу - но ему не дали экранного времени.

Но самое главное - Эстер. Она мне совсем не понравилась. Анна Максвелл Мартин играет хорошо, и она обаятельна, да, но - ни капли не похожа на актрису, играющую леди Дэдлок; а ведь именно их портретное сходство - основа мелодраматической линии сюжета. В результате, когда все поражаются этому сходству - у зрителей остаётся только недоумение, потому что сходства нет ни то что портретного - а вообще никакого.

Кроме того, Эстер - героиня особенная. Мало того, что Диккенс плюнул в лицо общественной морали, сделав образцом чести и нравственности внебрачного, незаконного ребёнка, парию викторианского общества; он сумел описать, как от  малейшего контакта с этой девочкой в каждом из людей пробуждалось всё самое лучшее. Как царь Мидас обращал прикосновением в золото всё живое и неживое, так и Эстер облагораживала всякого, кто хоть раз общался с ней. Именно благодаря ей в мою жизнь вошло понятие "внутреннего благородства"; Эстер - его воплощение. Но у Анны Максвелл Мартин получилась заурядная простушка.

А в остальном, прекрасная маркиза... Во-первых, спасибо Джиллиан Андерсон за приятное разочарование. Я не ожидала от навязшей в зубах героини "Х-файлов" такой качественной игры! Леди Дедлок в её исполнении безупречна. Во-вторых, Чарльз Дэнс в роли Толкингхорна очень хорош. Дэнис Лоусон - отличный кузен Джарндис, Ада и Рик великолепны, мистер Гаппи и его мамочка - вне похвал. А когда я увидела, кого тащат на носилках в тюбетейке дедушки Смоллуида... Да, я таки завизжала от восторга, потому что там восседал мой обожаемый по "Уайтчеплу" Филип Дэвис. Когда же он приказал "встряхнуть себя", и я обнаружила в Джуди ехидную Лу Брили (очаровашку Молли Хупер из "Шерлока") - то и вовсе почувствовала себя в кругу старых друзей.

Не буду писать о музыке, костюмах, декорациях - всё идеально и аутентично, как всегда, всё на уровне ВВС.

Жаль, что изменили одну из моих любимых сцен - первую встречу Эстер и Джарндиса: "...я сказала, что плакала, должно быть, оттого, что моя крестная умерла, а миссис Рейчел не горевала, расставаясь со мною.
— К чертям миссис Рейчел! — вскричал джентльмен. — Чтоб ее ветром унесло верхом на помеле!..."

Ну конечно, "Ночь Диккенса" плавно сменилась "Днём Диккенса", и я не удержалась от соблазна сунуть нос в книгу.

"Ворота были заперты. За ними виднелось кладбище — страшное место, где лишь очень медленно начинала рассеиваться ночная тьма и где я смутно различила какое-то нагромождение поруганных могил и надгробных камней в колодце из ветхих запущенных домов с редкими тусклыми огоньками в окнах, со стенами, на которых густая плесень проступала как гной на язвах. На ступеньке перед железными воротами, в луже какой-то ужасающей жидкости, стекавшей со стен этой трущобы и капавшей отовсюду, была распростерта женщина..." - вы думаете, я смогу читать дальше?
   

0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Rambler's Top100