15 янв. 2012 г.

...И снова Друд!


Время бежит, и вот уже в этом году, в феврале, исполняется 200 лет Чарльзу Диккенсу. Впрочем, интерес к его творчеству не зависит от календарных и юбилейных дат - он остаётся практически неизменным, и только периодически вспыхивает с особой силой после выхода очередной адаптации, "продолжения", кино- или теле-версии.

Если вы следите за нашей "друдианой", то уже в курсе, что один из участников полемики - Виктор В. Бабиков - готовит к изданию свой труд "Мистерия Эдвина Друда. Всё!", при непосредственном участии компании http://alfabook.de/. В преддверии выхода этой давно обещанной книги один из соучредителей электронного издательства, Свен Карстен, опубликовал свой вариант толкования неоконченного романа Диккенса - Разгадка "Тайны Эдвина Друда", в четырёх частях.

Ну и я решила внести свою посильную лепту в празднование юбилея чтимого классика, тем более, что в этом году нашим "друдистским" прениям исполняется... нет, конечно, не 200 лет, но ровно в сто раз меньше - два года. За два года мы обменялись множеством версий, и лично я чувствую, что моё отношение ко многим героям романа значительно изменилось - в первую очередь, это касается Джона Джаспера.

Его прекрасный голос, его музыкальность, его амбиции, его тайны... Его странное, болезненное отношение к племяннику... "Этот пристальный, остро внимательный взгляд, это выражение жадной, требовательной, настороженной и вместе с тем бесконечно нежной привязанности всякий раз появляется на лице Джаспера, когда оно обращено к гостю. И взгляд Джаспера при этом никогда не бывает рассеянным; глаза его прямо-таки впиваются в лицо Эдвина".

Согласитесь - много на свете есть людей, связанных теми же узами родства, что и Джон с Эдвином; но вряд ли хоть один дядя так же смотрит на своего племянника, как наш герой, при этом хочет он его обнять или задушить - разницы нет. Сейчас мне кажется, что и любовь Джона к Розе - лишь отголосок этого странного чувства. Словно Джон чувствует себя хозяином Эдвина, как если бы он целиком и полностью находился в его власти, сам не зная причин.

Для меня главным героем романа стал, безусловно, Джаспер; это его тайна лежит в основе повествования, это у него в кармане все ключи. Он убийца? Жертва? Он мстит за что-то? Как хотелось бы узнать!

Наверное, первое детективное произведение, которое я прочитала в своей жизни, был "Этюд в багровых тонах". С тех пор идея о том, что в основе преступления всегда лежит преступление другое - более раннее по времени, возможно, всеми уже забытое или неизвестное - моя самая любимая "тема". Иногда мне кажется, что если начать искать вот это "предыдущее" преступление, то можно прийти по цепочке, как по нити Ариадны, к самому началу времён, к кровной обиде Каина, к его зависти. И жертвой того преступления тоже был ближайший родственник...

Если же попробовать двинуться назад не в такие библейские глубины, а всего лишь ограничиться временными рамками, указанными в романе, то возможное "предыдущее" преступление, источник трагедии дяди и племянника, плавает на поверхности (уж простите мне такой дурной каламбур).

"...Ярким и отчетливым было воспоминание о том роковом дне, когда отец Розы на руках принес свою мертвую жену домой - она утонула во время прогулки. Каждая складка и каждый узор нарядного летнего платья, длинные влажные волосы с запутавшимися в них лепестками от размокшего венка, скорбная красота уложенной на кровать юной покойницы... Также сперва бурное отчаяние, а после угрюмая подавленность ее бедного молодого отца, который скончался, убитый горем, в первую годовщину своей утраты".

Смерть, и не одна, а сразу две. К тому же... Никто не свободен от некоторых стереотипов, навязанных нам класической литературой. Если женщина погибнет под колёсами поезда, кто-нибудь непременно назовёт её Анной Карениной. Юных влюблённых неизменно дразнят "Ромео и Джульетта", а для ревнивца одно имя - Отелло.

Точно также юная утопленница в нарядном платье, с длинными влажными волосами и "запутавшимися в них лепестками от размокшего венка" вызывает только одну ассоциацию (тем более у англичан) - Офелия. А что мы знаем о смерти Офелии? «Her death was doubtful»! Обстоятельства её смерти были признаны сомнительными.

Вряд ли она одна была в лодке; если бы там находилось хоть несколько человек, были бы ещё пострадавшие, и юная леди вряд ли ладила с вёслами. Она находилась в лодке с мужем? Как же случилось, что он её не спас? Топить её у всех на глазах он бы тоже не стал, если бы не... о чём они говорили, какими были её последние слова, последние минуты? Что она могла сказать такого, чтобы вызвать в муже настолько сильный приступ ярости? Или - что он мог сказать ей такого, что она покончила с собой?

Вопросов у меня, как всегда, больше, чем ответов... Но тем интереснее, господа, тем интереснее!

Один из фрагментов дискуссии - здесь.


0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Rambler's Top100