19 окт. 2011 г.

Национальные особенности хождения в гости


Конкурс, предложенный нашей милой Галиной в её блоге Дороги мира при поддержке блогов Мир впечатлений и Женская логика, заставил меня снова пересмотреть папочку с фотографиями, привезёнными из дальних и недальних странствий...
Прошлым летом случилось мне побывать в одном из северных районов нашей страны; его пейзажи прекрасно характеризуются кино-цитатой из "Мимино": "У нас там горы, горы! Ты в зоопарке был? Верблюд видел?" - и поясняющий жест.



Я с наслаждением дышала горным воздухом, любовалась великолепными лесами, рекой в каменистом ложе, покорно "влеклась" на экскурсию к местным достопримечательностям - водопадам, обрывам, высокой скале, разрезанной надвое бурным потоком... Предприимчивые "аборигены" построили прямо над расселиной деревянные домики для отдыха, и можно было попивать чаёк под шум воды, любуясь волнами далеко внизу, под ногами... И сразу вспомнилось мне одно моё давнее путешествие - в более отдалённый и более северный район республики - полное неповторимых впечатлений.



Сама не знаю, как я решилась на такую авантюру! Старшему сыну было два года и восемь месяцев, младшему - просто восемь месяцев. А надо было ехать на поезде, а потом на машине, потому что автобус в то отдалённое село (почти на границе с Грузией) ходил раз в два дня. Но мы бодро преодолели это расстояние, и оказались в совершенно фантастическом месте, застряв там, как герой "Города Зеро": приехали на уикэнд, а уехали через неделю, и то с трудом.

А виной всему было паталогическое гостеприимство! В кавказских сёлах вообще очень уважают людей с высшим образованием; вне зависимости от области, в которой вы специализировались и получали диплом, вас будут величать "меллим", то есть "учитель". А в нашей тёплой кампании все, за исключением детей, были "меллимы", так что участь наша была предрешена.



Рано утром мы вышли во двор и чуть не спрятались обратно за дверь - за длинным столом под огромным раскидистым деревом сидело около десятка человек. Они терпеливо ждали нашего пробуждения, чтобы забрать нас в гости, поскольку сочли подобную концентрацию "меллимов" на один отдельно взятый деревенский дом чрезмерной.

А дальше мы ели и пили, пили и ели, пока не падали. Нас передавали, как эстафетную палочку, в порядке строгой очерёдности, чтобы никому из сельчан обидно не было. В перерывах между едой у меня было серьёзное занятие: я поражалась. Обычным удивлением то чувство, которое я испытывала, точно не назовёшь.



Во-первых, меня потрясали масштабы. Чем дальше от города - тем всё больше! Розы - величиной с тарелку. Розовые кусты - в человеческий рост. Гвоздики - величиной с блюдце. Купы флоксов - размером с человеческую голову. Огромные листья табака мне напоминали опахала. Лес ореховых деревьев наш гостеприимный хозяин скромно называл своим садом, а надо сказать, что он считался одним из самых бедных в селе. Индюк, встреченный нами во время одного из визитов, напугал меня хуже, чем Брундуляк Бибигона: это был не индюк, а настоящее чудовище величиной с осла.

Условия жизни в обычном доме, не испорченном цивилизацией, мало чем отличались от спартанских: из всех "благ" - только свет. Да и зачем водопровод, если прямо через двор тёк довольно-таки полноводный ручей? Небольшой перепад в уровне ручья хозяка использовала для производства масла: вечером ставишь тарелку со сливками, и за ночь вода взбивает их в сливочное масло. А за питьевой водой ходили в соседний двор (который тоже был размером с небольшой лесок) - там и вовсе минеральный источник бил.



Село, в котором мы зависли в нирване, было аварским. Аварцы - это такая кавказская народность, если кто не знает. Среди самых знаменитых аварцев - имам Шамиль (почитайте историю кавказских войн) и поэт Расул Гамзатов, написавший знаменитых "Журавлей". За время, проведённое в "аварском пленении", я определила некоторые оригинальные национальные аварские особенности: это "хождение в гости по-аварски" и "езда по-аварски".

Ходят аварцы в гости всей семьёй. Такого, чтобы в гости отправилась только молодёжь, или, наоборот, ушли только старшие, детей оставив дома - не бывает. Пакуют всех: грудных младенцев, престарелых тётушек, неходящих дедушек. Из этой первой особенности плавно вытекает вторая: "езда по-аварски". Ездят они, впихиваясь по десять человек в одни старые "Жигули". Как у них это получается - просто загадка: налицо явное нарушение всех законов релятивистской механики.

Потом выяснилась ещё одна особенность: "аттракцион по-аварски". Её я определила, когда нас повезли в горы, на летнюю стоянку пастухов. На склоне горы мне показали развалины замка, напоминающие гигантский расколотый зуб; это был замок Ахтамар, царицы Тамары. Цитируя Лермонтова, я влезла вслед за остальными членами нашей экспедиции в автобус... да знала бы я, что меня ждёт!

Узкая горная дорога без всяких признаков асфальта вилась серпантином, по дороге вильнув на территорию Грузии. Пограничники скучно заглянули в автобус, освидетельствовали шашлычное сырьё в виде стреноженного барана под задними сиденьями (сразу пришла в голову другая кино-цитата: "Когда будешь делать шашлык из этой невеста, не забудь пиригласить!") и пропустили нас без проверки документов. Шофёр бодро газанул, и мы помчались...

Автобус ехал на изрядной скорости, меня ежесекундно выбрасывало вбок, подбрасывало вверх; я судорожно вцепилась в поручень, пытаясь одновременно удерживать детей. Прямо за окном сверкал ослепительный обрыв: где-то в глубине текла река, и гравий, вылетавший из по-колёс, продолжал свой путь в пустоту. Я мысленно попрощалась с родителями и друзьями, посетовав, что наше семейное древо останется без молодых ветвей... Но зато остальные пассажиры автобуса-смертника от происходящего были просто в восторге!

Дети (а их было много, см. национальную особенность номер два) радостно визжали на каждом крутом повороте и высоком "подлёте", точнее, "подбросе"; женщины одобрительно хихикали, а мужчины довольно улыбались. Словом, подобная езда была ни чем иным, как развлечением, частью пикника. Когда мы на дрожащих ногах выбрались из этого четырёхколёсного орудия пытки, я мысленно поблагодарила Бога за спасение.



Летние стойбище пастухов оказалось довольно большим строением - такой своебразный экзотический "мотель". Кроме того барана, которого мы притащили с собой, хозяева тут же зарезали и освежевали ещё одного, "местного". Из одного сделали шашлык, а мясо другого отварили в гигантской кастрюле. Мы пили кипящий бульон, а пастухи под аккомпанимент барабана и большого бубна пели очень длинную и торжественную песню на аварском языке (разумеется, про имама Шамиля).

Потом мы пытались устоять в горной речке, очень неглубокой, но её течение было таким сильным, что здорового мужчину сбивало с ног. Выстроившись в длинную цепочку и держась за руки, мы весело визжали, потому что визг, как в обычном луна-парке, тоже был развлечением и частью аттракциона, демонстрируя великолепные акустические особенности местного эха.



Сейчас, наверное, там многое изменилось. Но я абсолютно уверена, что прежними остались не только национальные особенности, не только пейзажи, перед которыми меркнут многие, виденные мною с тех пор... Думаю, что там, высоко в горах, куда можно добраться только по узкой неасфальтированной дороге, по-прежнему сидят возле огромного очага бородатые пастухи и поют торжественную песню под аккомпанимент старинного бубна, обтянутого буйволиной кожей...




1 коммент.:

Отправить комментарий

 
Rambler's Top100