5 сент. 2011 г.

Он


Он... Он раз и навсегда объяснил нам, кто мы такие ("We are the champions, my friends!"), и кто он такой ("Oh, yah, I'm a great pretender!"). Он вёрдо знал, чего он хочет ("I want to ride my bycicle") и что он может («I Can Hear Music»). Он знал, зачем появился на свет божий ровно 65 лет назад («I Was Born to Love You»). Он знал, что дейсвительно смертельно на этом свете («Love Kills»).


Согласно вере его предков, парсов, его тело должно было исчезнуть, пойти на корм хищным птицам: ни огонь, ни вода, ни земля, ни воздух - ни одна из священных четырёх стихий не принимает трупы. Тело должно покоится на вершине башни молчания; и мимо такой башни - может быть, последней и уж точно единственной в своём роде - я прохожу ежедневно.

Она ждала его после смерти - его, одного, последнего, единственного в своём роде, но не дождалась. Наверное, это правильно... Потому что нет молчания, и нет смерти. Есть его голос и музыка.




Ну вот, теперь ты свободен от всех -
И от самого себя.
Теперь ты узнал, что такое - грех,
Кто недруги, кто друзья.

Теперь ты цену всему узнал,
Что было тебе важней.
Сегодня беззубая правит бал,
Поклонимся, братцы, ей!

Увидев имя в списке гостей,
Старуха пустилась в пляс.
Отныне ты будешь петь только ей,
Навек одурачив нас.

Мы в кости играем - и кости молчат,
Укладываясь в скелет,
А зубы черепа только стучат -
"Тебя в этом мире нет!"

Ты умер, ушёл, обратился в прах,
Стал вымыслом, ерундой;
Ведь к Смерти на бал спешат впопыхах
И старый, и молодой.

В далёком раю, в пустынном краю,
Где скучно - хоть волком вой! -
Мурлычет ангел песню твою,
Тряся на лету головой.

И вторят ему черти в аду,
Помешивая в котле -
Ведь ты оказался, нам на беду,
Единственным на земле!

И ты улетаешь, счастье моё,
Вальсируя на весу,
В обнимку со Смертью, отняв у неё
Заржавленную косу...


0 коммент.:

Отправить комментарий

 
Rambler's Top100