29 нояб. 2009 г.

Театр времён Шекспира: no women




«…Но его героини, которых играли юноши, это героини юношей. Их жизнь, их мысли, их речи -плоды мужского воображения…»
Джеймс Джойс, Улисс.Эпизод 9. Сцилла и Харибда
James Joyce. Ulysses. Пер. - С.Хоружий, В.Хинкис.


«…Всем известно, что во времена Шекспира женские роли, написанные им, а также его товарищами и врагами по перу, исполнялись отроками, юношами 16–18 лет, которые стремились поскорее пройти сквозь этот скучный женский стаж, чтобы играть мужчин. В основу почти всех, особенно комедийных женских ролей Шекспира положен приём травести (role travesti). Говоря грубо, и актёр, играющий женщину, и зритель знали, что сперва исполнитель снимет штаны, чтобы надеть юбку, во втором действии снова наденет штаны и только к финалу преобразится в персонаж, одетый в женскую одежду. Таковы роли Джулии в «Двух веронцах», Елены из комедии «Всё хорошо, что хорошо кончается», Розалинды в пьесе «Как вам это понравится», Имогены в «Цимбелине», Виолы в «Двенадцатой ночи» и др. Все они проводят три четверти своей сценической жизни в мужских костюмах и являются — в традициях современного Шекспиру театра — не женщинами, прячущими под мужским платьем свою девическую природу, а мужчинами, пародирующими женские манеры, играющими не столько на эмоции трогательности, сколько на эмоции комизма…»

Сигизмунд Доминикович Кржижановский
Фрагменты_о_Шекспире/Королева_Елизавета_бреется





"...Вопрос, сказал он, состоит в следующем: кто был тот юноша, современник Шекспира, который, не будучи благороден ни по рождению, ни даже по натуре, был воспет им с таким пламенным обожанием, что остается лишь дивиться этому странному преклонению, почти страшась приподнять завесу, скрывающую тайну, что жила в сердце поэта? Кто был он, обладавший красотой столь удивительной, что она наполнила собой все шекспировское искусство, стала источником его вдохновения, воплощением самой сокровенной его мечты? Смотреть на него только как на героя лирических стихов - значит совершенно их не понимать. Ведь, говоря в сонетах об искусстве, Шекспир подразумевает не сами сонеты, ибо для него они были лишь тайным и мимолетным увлечением, - нет, речь в них идет о его драматическом искусстве, и тот, кому Шекспир сказал:
Искусство все - в тебе; мой стих простой
Возвысил ты своею красотой, -

тот, кому он сулил бессмертие:

Ты будешь жить, земной покинув прах,
Там, где живет дыханье, - на устах
[пер. - С.Маршак], -

был, конечно же, не кем иным, как юношей-актером, для которого он создал Виолу и Имоджену, Джульетту и Розалинду. Порцию, Дездемону и даже Клеопатру..."

Оскар Уайльд. Портрет г-на У.Г.






Как ни крути, а прелестная теория замечательного писателя Феликса Кривина о том, что любовь к хорошенькой актрисе, любившей Марло, сделала из Шекспира поэта, вряд ли состоятельна. Во времена Шекспира все женские роли исполнялись молодыми людьми, юношами. Даже роли Офелии и Джульетты, ни разу не появлявшихся на сцене в мужских костюмах, исполнялись мальчиками.

Именно поэтому героини Шекспира так смелы, даже бесшабашны, так легко дают втянуть себя в авантюры, так мало слушают родителей и с готовностью отправляются в самые рискованные и далёкие путешествия.

Именно потому теория молодого Сирила Грэхэма, героя уайльдовской новеллы, так похожа на правду, что сводит с ума её автора, и он идёт на подлог, лишь бы доказать её справедливость.

Именно потому многие произведения Шекспира до сих пор сохраняют оттенок двусмысленности: они писались вроде бы о женщинах, но не для женщин. Ни автор, ни зрители не могли этого забыть ни на минуту, а оттого сцены любовных объяснений часто носили гомоэротический характер - понятный для театра тех времён и скандальный - для нас.

Но во времена, когда "Лес" и "Дворец" обозначались табличками с соответствующими надписями, это не смущало никого...
 
Rambler's Top100